Кризис случается тогда, когда его никто не ждет

Кризис случается тогда, когда его никто не ждет

Кризисы бывают очень разные по продолжительности, глубине и последствиям. Но это неотъемлемая часть экономики и нельзя сравнивать их с болезнью. У каждой экономики есть проблемы, которые всегда были и будут. Одна из частых причин кризиса — приход новых технологий. В это время нужно что-то делать с ресурсами, которые тратятся на старые технологии. Это значит, что часть экономики должна отмереть. Например, при изобретении автомобиля предприятия, производящие телеги, экипажи и конки, должны были закрыться и освободить ресурсы для производства автомобилей. Их работники должны были переквалифицироваться в рабочие руки, собирающие автомобили, то есть заняться более эффективной, производительной деятельностью.

 

Вторая глобальная причина кризисов — накопление неудачных инвестиций. Если неудачные инвестиционные решения копились долго, может возникнуть экономический кризис. Этим можно хорошо проиллюстрировать пользу кризисов. Когда накапливаются такие инвестиционные ошибки, предприятия, которые изначально были пустышками, или которые что-то делают, но никак не окупаются, лопаются. Те, кто в них инвестировал, теряют свои деньги, но такие предприятия перестают тянуть ресурсы из экономики. Кризис — это своего рода санитар рыночной экономики.

 

Но это глобальные причины, которые были и будут всегда. У каждого конкретного мирового кризиса они могут быть и другие, двух идентичных кризисов не бывает.

 

Самый крупный известный кризис возник в США в 1929 году — это Великая депрессия. Перед ней был биржевой бум, многие покупали акции, и цены на них неимоверно выросли. Потом все лопнуло, и кризис в Америке распространился дальше, приведя в итоге ко Второй мировой войне.

 

В 1997 году в Юго-Восточной Азии начался кризис долга и валют развивающихся стран, который закончился дефолтом в России в 1998 году. В чем его причина? Сначала инвесторы пришли в развивающиеся страны и начали покупать их гособлигации. Для этого меняли свою иностранную валюту на валюту развивающейся страны, и последняя начинала расти. Валюты и долговые обязательства развивающихся стран считаются одними из самых рискованных активов. Когда в мире становится неспокойно, то инвесторы в первую очередь бегут из таких стран. В результате рухнули валюты Таиланда, Индонезии, Малайзии, а отголоски этого кризиса докатились до России.

 

Спустя три года произошел кризис доткомов, или интернет-компаний, куда все резко бросились инвестировать. Тогда мало кто понимал реальную пользу от интернета. Если утрировать, выглядело это так: три студента выходят без какого-либо бизнес-плана на американскую биржу и говорят: «Мы будем заниматься интернетом, дайте нам инвестиций!» Но на дворе был технологический бум, и все скупали акции компаний, у которых из активов были только стол, стул и обещания заработать на интернете. В итоге в это влили неимоверное количество денег, а в 2000 году произошел кризис таких компаний. Большинство компаний просто лопнуло, хотя некоторые (как, например, eBay) и сейчас себя прекрасно чувствуют.

 

В 2008 году произошел последний серьезный кризис — Великая рецессия. Его причиной называют бум строительства в США и бум кредитования под него. Ради роста активов тогда стали кредитовать совсем ненадежных заемщиков. Потом кредиты, выданные на покупку недвижимости, стали превращать в различные деривативы, которые распространились по всему миру. То есть безработный в США покупает дом, его кредит превращается в ценные бумаги, а потом эти ценные бумаги покупает какой-нибудь пенсионный фонд Норвегии или Австралии. И когда американский безработный перестает платить по своему кредиту (а таких были миллионы), то внезапно теряют свои деньги пенсионеры в Норвегии и Австралии.

 

Кризисы имеют определенную цикличность, но она не очень строгая. Между сопоставимыми по масштабу Великой депрессией 1929 года и Великой рецессией прошло почти 80 лет. При этом было много мелких кризисов. Кризис с точностью невозможно предсказать. Есть экономисты вроде Нуриэля Рубини или Нассима Талеба, которым приписывают точные предсказания кризисов. Но если каждый год говорить «вот-вот случится кризис», то рано или поздно ты окажешься прав.

 

Есть очень условные и при этом парадоксальные индикаторы надвигающегося кризиса. Глубокий кризис случается тогда, когда его никто не ждет. Обычно он наступают после бума, когда в экономике все прекрасно: растут акции, цены на недвижимость, доступное кредитование. Последние пару лет активно обсуждают тему будущего кризиса, мол, в мире центробанки включают печатные станки, а США и Китай развязали торговую войну. И это веский аргумент в пользу того, что как раз сейчас глубокого кризиса не случится.

 

При этом важно не путать кризис и рецессию — снижение экономики, когда ВВП падает два квартала подряд. Сейчас многие ждут рецессии в Америке и Европе, и вот это вполне вероятно. Рецессии случаются достаточно часто и подразумевают, что зарплаты не растут, а рабочие места сокращаются, но длится это обычно недолго. Например, последняя рецессия в США была в 2014 году и об этом уже мало кто помнит. Если человеку отрезало руку, он будет помнить всю жизнь, а вот насморк в 2014 году он не вспомнит. Поэтому про кризис 2008 года все помнят, а про рядовые рецессии обычно никто.

 

Но ничего похожего на глобальный мировой кризис, когда массово закрываются предприятия, а люди миллионами лишаются работы, сейчас быть не должно. Для этого должен надуться огромный пузырь, а его не видно ни на рынке американских акций, ни на рынке сырья. Бума недвижимости или новых технологий тоже не видно.

 

Не может стать таким пузырем и рынок криптовалюты. Такой риск теоретически существовал, но регуляторы всех стран криптовалюты сейчас или запретили, или жестко зарегулировали. Поэтому крупные банки и пенсионные фонды в этом не могут участвовать. Так что если завтра биткоин рухнет, пострадают только те, кто имел глупость их купить. А мировая экономика этого совсем не заметит.