«Полуразвод» Британии и ЕС для России уже в цене

«Полуразвод» Британии и ЕС для России уже в цене

В конце февраля произойдет историческое событие. Великобритания, наконец, покинет ЕС. Многострадальный процесс, начавшийся с референдума 2016 года, подходит к концу. В ходе этого процесса Великобритания несколько раз заявляла о выходе, заявляла о том, что может передумать, согласовывала условия выхода, потом пыталась их менять. За это время сменилось несколько премьеров и Кабинетов, а Брекзит стал темой для карикатур. Британия представлена в них в виде кошки, которая скребется в закрытую дверь. Но стоит дверь открыть, она продолжает сидеть перед выходом, не думая выходить.

 

Сейчас найден компромиссный вариант, который утвержден и Великобританией и ЕС. С февраля Британия уже не член организации, но по сути все остается по-прежнему. До конца года устанавливается переходный период, в это время будут действовать старые правила, как будто Британия все еще остается в ЕС. А до конца года надо будет достигнуть соглашения, как они будут жить врозь, начиная со следующего года.

 

Можно представить себе семейную пару, которая вроде бы развелась, но продолжает вместе вести хозяйство, воспитывать детей и спать в одной спальне. Пытаясь договориться, на каких же условиях в будущем они разбегутся уже по-настоящему.

 

Исходя из этого, сейчас не стоит ждать каких-то сильных изменений ни с валютами, ни с фондовыми рынками ЕС и Британии. Факт нынешнего «полуразвода» уже в цене, а дальнейшая динамика рынков будет зависеть от того, как стороны будут двигаться к новому всеобъемлющему торговому соглашению. Начиная со второй половины 2016 года, после референдума, пара EUR/GBP колебалась в диапазоне 0,83-0,93. Выход Брекзита на финишную прямую во второй половине прошлого года привел к очередному снижению евро к фунту от верхней границы этого коридора к нижней, то есть пошел на пользу британской валюте.

 

Отсутствие явных краткосрочных последствий для экономик ЕС и Британии означает, что и на российской экономике происходящее сейчас не скажется, даже с учетом того, что Европа – важный торговый партнер, в том числе, и в энергетической сфере.

 

Последствия будут, скорее всего, политические и технические. Так, уже введенные европейские санкции трансформируются в отдельные британские санкции, но на практике это ни на что не повлияет. Вероятно, понадобятся какие-то отдельные соглашения с Великобританией, по темам, которые ранее закрывались корпусом договоров с ЕС. В целом, происходящее нейтрально для российской экономики и финансовых рынков, и вряд ли скажется на рубле, российских акциях, цене энергоносителей и торговле с Европой.