«Роснано» и долги: что дальше?

«Роснано» и долги: что дальше?

Судя по отчётности «Роснано» по МСФО за первое полугодие 2021 года, финансовое состояние госкорпорации не такое уж тяжёлое. Действительно, совокупный процентный долг компании превышает её собственный капитал в 2,3 раза, а совокупные обязательства превышают чистые активы в 3,5 раза. Однако по итогам первого полугодия 2021 года «Роснано» получило положительную чистую прибыль в размере 3,5 млрд руб., против убытка в аналогичном периоде 2020 года. Кроме того, по итогам первого полугодия 2021 года у компании получен положительный чистый денежный поток в размере 10,5 млрд руб., хотя в аналогичном периоде прошлого года денежный поток компании был отрицательным. Да и проценты по долгам, не обеспеченным государственными гарантиями, «Роснано» продолжает аккуратно выплачивать.

 

Всё это означает, что обслуживать долг, по крайней мере, своевременно выплачивать по нему проценты, «Роснано» способно. Например, компания может привлечь дополнительные средства, чтобы расплатиться с уже действующими кредиторами (правда, под невысокий процент привлечь уже точно не получится – и процентная ставка сейчас растёт, и кредитные риски у компании, недавно объявившей о трудностях в обслуживании долга, теперь совсем другие, чем раньше). Не говоря уже о том, что кредиты обеспечены государственными гарантиями. А если заёмщик платежеспособен, банки не будут идти ему навстречу и предоставлять какие-либо кредитные каникулы и, тем более, обнулять кредитные договоры.

 

Главный вопрос всей этой истории является не вопросом о финансовой устойчивости «Роснано» (как видим, эта госкомпания не находится в настолько тяжёлом финансовом положении, чтобы не платить по долгам). Главный вопрос в том, кто на самом деле стоит за письмами «Роснано» к кредиторам. Не акционер ли «Роснано», которым является государство, выступающее одновременно гарантом по обязательствам подконтрольной компании? Теоретически государству невыгодно оплачивать задолженность «Роснано», если компания сама не сможет её обслуживать – ведь погашать платежи по облигациям и кредитам придётся государству, а значит, государству надо будет где-то привлекать средства, чтобы погасить долги. Но такое решение окажется непопулярным у налогоплательщиков, они же избиратели.

 

Скорее всего, «неформально» договориться с кредиторами у «Роснано» не получится, так как у самой компании переговорные позиции слишком слабы, при том, что отчётность у компании не настолько плохая, чтобы не платить по долгам, а убедительных аргументов в пользу того, почему банки должны снизить для этого заёмщика процентную ставку, компания пока не привела. А государство как гарант по долговым обязательствам «Роснано» пока молчит.

 

Этот конфликт, скорее всего, будет разрешаться в суде, но, по нашему мнению, у «Роснано» шансы выиграть будут практически нереальны. Ведь отчётность «Роснано» доказывает, что компания способна платить по долгам, а если заёмщика не устраивает процентная ставка, тогда возникает логичный вопрос: почему бывшее руководство «Роснано», и в том числе Анатолий Чубайс, согласились занимать у банков на столь невыгодных условиях? Почему вовремя не задумались об интересах держателей облигаций, не обеспеченных госгарантиями, которые понесли убытки на падении цен долговых обязательств компании? Похожие вопросы у суда к «Роснано» наверняка появятся, а вот как «Роснано» будет отстаивать свои требования о снижении ставки — пока неясно. А кредиторы «Роснано» — слишком крупные банки для того, чтобы не защищать в суде интересы свои собственные и своих акционеров.