Китай не допустит «майдана» в Центральной Азии

Китай не допустит «майдана» в Центральной Азии

Пока Республика Кыргызстан страдает от политического кризиса, а аналогичный кризис в Беларуси затягивается, в Таджикистане президентские выборы прошли без происшествий. Более чем убедительную победу с 90% голосов избирателей одержал действующий президент Таджикистана Эмомали Рахмон, что было абсолютно предсказуемо. В свою очередь, ситуация в Кыргызстане, сложившаяся после прошедших выборов в парламент, выглядит весьма напряжённой: лидеры оппозиции теперь уже не могут договориться друг с другом.

 

Однако похоже, что кризис в Кыргызстане, как бы ни развивались события, не приведёт эту центральноазиатскую республику к выходу из Евразийского Союза или разрыву отношений с Россией и другими партнёрами по ЕАЭС. Конечно, Кыргызстан как наиболее демократическая страна из всех остальных центральноазиатских стран находится в зоне повышенного внимания США. Можно вспомнить визит госсекретаря США Джона Керри в 2015 году в Кыргызстан и другие страны Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан), во время которого глава Госдепа недвусмысленно заявил в интервью, что целью этой исторической поездки госсекретаря США по Центральной Азии является «укрепление торговых и политических отношений со странами, которые находятся в зоне риска попадания под влияние Кремля». В целом этот визит оказался формальным, так как об открытии новых военных баз США на территории какой-либо из этих стран госсекретарю не удалось договориться. Однако Кыргызстан, который ещё в конце XX века выбрал наиболее «западную» политическую модель, то есть многопартийность, усиление роли парламента и сменяемость власти, оказался в зоне повышенного риска попадания под иностранное влияние, но только не Кремля, а Вашингтона. По сообщениям из социальных сетей и независимых изданий, даже государственные СМИ Кыргызстана неофициально зависят от финансовой поддержки с Запада, и об этом говорит, как считают пользователи соцсетей из Кыргызстана, в том числе, и резкая смена политического вектора на прозападную даже в государственных СМИ, как только законодательная и исполнительная ветви власти зашатались. Да и в Госдепе США ещё 2-3 года назад не упускали возможность лицемерно похвалить Кыргызстан за «лидерство» в Центральной Азии по развитию свободы слова. Видимо, лелеяли надежду о том, что им удастся организовать «майдан» по украинскому сценарию.

 

Но этим надеждам Вашингтона сбыться не суждено. Ведь в экономическом плане и Кыргызстан, и Таджикистан сильно зависимы не только от России и партнёров по ЕАЭС (Кыргызстан) и СНГ (Таджикистан), но и от Китайской Народной Республики как крупнейшего кредитора. На конец 2019 года совокупный долг Республики Кыргызстан перед государственным Экспортно-импортным банком Китая составлял $1,7 млрд, что равнялось почти 30% от ВВП Кыргызстана. Всего же доля государственного долга в ВВП у Кыргызстана составляет более 55% ВВП, и по этому показателю Кыргызстан находится на втором месте среди пост-советских стран после Украины. Напомним, что ещё в 2008 году долг Кыргызстана перед Китаем составлял всего $10 млн, а за неполных 12 лет он вырос в 170 раз. Россия прощает долги соседям и партнёрам по ЕАЭС. В частности, в 2018 году Россия списала Кыргызстану $240 млн задолженности, а всего с 2013 года наша страна простила Киргизии долги на общую сумму в $500 млн. Но пока мы прощаем долги, Китай успешно «подсаживает» нашего партнёра по ЕАЭС и СНГ на «иглу» своих недорогих кредитов. А отдавать придётся природными ресурсами. По крайней мере Китай уже забирает у Таджикистана в счёт погашения долгов некоторые месторождения полезных ископаемых.

 

Таджикистан тоже должен Китаю приличные суммы. Среди пост-советских стран, имеющих задолженность перед банками КНР, Таджикистан на втором месте после Кыргызстана. Его долг Китаю составляет примерно $1,2 млрд, что равняется 23% от ВВП, а доля совокупного долга в ВВП превышает 45%, но это не такой огромный показатель, как у гораздо более закредитованных Украины, Кыргызстана и Беларуси. Несмотря на то, что в «авторитарном» с точки зрения США и ЕС Таджикистане сегодняшняя политическая ситуация выглядит намного более стабильной, чем в «демократическом» Кыргызстане, ясно, что обе страны находятся под серьёзным экономическим влиянием Китая. А для КНР, как для крупного кредитора, стабильность превыше всего. В достижении скорейшей политической стабильности Кыргызстана заинтересована, безусловно, и Россия. В этом контексте и с учётом опыта экономически зависимой от Китая и России Венесуэлы, где попытка госпереворота провалилась, можно ожидать, что политический кризис в Кыргызстане разрешится мирно, а отношения с партнёрами по ЕАЭС не пострадают.