Крошечная экономика Нагорного Карабаха

Крошечная экономика Нагорного Карабаха

Армения не признала независимость Нагорного Карабаха, но обеспечивает более половины его бюджета и является основным рынком сбыта для его продукции. С 2011 по 2016 год средний рост ВВП превышал 9%, в 2019 году экономика непризнанной республики увеличилась на 10,3%. В пересчете на доллары ВВП в 2019 году составил около $713 млн (средний курс доллара к карабахскому драму — чуть более 480 драмов за доллар). Однако пандемия коронавируса затронула и карабахскую экономику: в первом полугодии 2020 года ВВП снизился на 1,5% год к году.

При ВВП в $713 млн в текущих ценах Нагорный Карабах был бы одной из самых крошечных экономик мира — меньше Самоа ($851 млн) и Вануату ($917 млн). В расчете на душу населения ВВП с 2015 года вырос более чем в полтора раза и по итогам прошлого года был оценен в $4803. Это больше, чем в Армении ($4623 в 2019 году, по данным Всемирного банка) и Азербайджане ($4794).Номинальной валютой в республике является карабахский драм, но фактическое платежное средство — армянский драм, равный по номиналу карабахскому.

В Нагорном Карабахе благодаря множеству малых ГЭС есть избыток генерирующих мощностей, что позволяет республике экспортировать электричество в соседнюю Армению. Товарный экспорт Нагорного Карабаха за последние годы вырос более чем в три раза с 2016 года, до $283 млн по итогам прошлого года. В первом полугодии 2020 года экспорт упал на 40% в годовом выражении на фоне пандемии. Республика импортирует больше, чем экспортирует: торговый дефицит в 2019 году составил $89 млн. В прошлом году две трети карабахского экспорта пришлось на Армению, одна треть — на Россию. В первой половине 2020 года практически весь экспорт ушел в Армению, откуда карабахские товары могут реэкспортироваться под маркой «Сделано в Армении».

В предыдущие годы Армения финансировала 50–60% бюджетных расходов Нагорного Карабаха. До 2017 года эта помощь фигурировала в бюджетных документах Карабаха как «межгосударственный кредит», сейчас — как «бюджетный кредит». В 2019 году прямое финансирование карабахского бюджета Ереваном составило $120 млн. В первом полугодии 2020 года бюджетный кредит от Армении обеспечил 70% расходов бюджета Нагорного Карабаха и был эквивалентен 29% полугодового ВВП.

Ясно, что Нагорный Карабах всегда будет зависеть от финансовых дотаций, не имеет значения Еревана и Баку. В принципе, с точки зрения экономического роста Баку предпочтительней, так как финансовые возможности нефтяного Азербайджана намного более значительны, полностью зависимой от туризма и денег трудовых мигрантов Армении. Однако, если военный успех окажется на стороне Баку, то экономика Нагорного Карабаха будет в значительной степени разрушена в ходе боевых действий. Соответственно, потребуется время и средства на ее восстановление.