Узбекистану нужны деньги и контроль над проектами

Узбекистану нужны деньги и контроль над проектами

Темпы роста экономики Узбекистана в 2019 году окажутся в пределах 5,8-5,9%, что очень неплохо. Это будет означать, что страна вышла, наконец, из состояния положительной стагнации в пределах 5-5,3% прироста в год. Однако мы отлично помним, что экономика Узбекистана может расти на 7-8% ежегодно, легализуя экспорт и поддерживая внутреннее производство. Проблема здесь, скорее, в способности аккумулировать бюджетные средства, не прибегая без необходимости к девальвации – текущей вполне достаточно – и не зажимая в тиски бизнес. 

 

Ожидания на 2020 год предполагают подъем экономической системы на 6% примерно. Прогноз Европейского банка реконструкции и развития, например, указывает на потенциал роста на 5,8% в следующем году. Опорными точками могут выступить сектор строительства и общая активизация промышленности. 

 

Проблема в том, что без понижения процентной ставки (в Узбекистане она составляет сейчас 16%) девелопмент не получит доступа к недорогим заемным средствам, что, в свою очередь, существенно ограничит потенциал его расширения. На текущий момент инфляционная проблема в Узбекистане не решена, годовая инфляция находится в пределах 15-16%. Базовый прогноз Центробанка, кстати, заключен в рамки 13,5-15,5%. Для Узбекистана эти цифры очень высоки, но справиться с ними не получится, пока сектор продуктов питания не перестанет демонстрировать постоянный рост цен на 15-20% ежегодно. Как это победить? Искать интересные импортные каналы, привлекать инвесторов в производство продуктов питания, приглашать работать в страну мировые бренды, причем в полном цикле – от производства до переработки и упаковки. Сельхозпроизводители должны знать, что могут прибегнуть к кредитным средствам под приемлемый процент – в данном секторе он не должен превышать 5%. Вид деятельности низкомаржинальный и связанный с множеством рисков, но Узбекистану есть смысл сделать ставку именно на это. 

 

В отчете ЕБРР есть цифра в 45% – на такую величину растет в 2019 году экспорт. На 60% растут параметры кредитования, но опять же – при текущей процентной ставке такими дорогими кредитами пользуются, вероятно, или компании, связанные государственными контрактами и получающие субсидии, или экспортный бизнес, который очень быстро «отбивает» столь высокую цену за заемный капитал. 

 

Итак, для того, чтобы ускорить темпы роста ВВП, Центробанку нужно справиться с разгоном цен на продукты – дальше цепочка взаимодействия заработает сама. Легализация валютного рынка, которая прошла в последний год, ослабила позиции сума, но, одновременно, позволила рынку под меньшим, чем ранее, контролем формировать обменный курс национальной валюты. 

 

К середине декабря за 1 доллар США дают 9511 сум, в феврале же 2019 года «американец» торговался по 8395 сума. В целом за год девальвация сума может составить 13-14%. Для текущего состояния экономики Узбекистана этого вполне достаточно, но не факт, что ослабление сума тут же остановится. Вполне может быть, что в 2020 году сум потеряет к доллару еще 5-7%. 

 

Основной вывод в том, что внутри экономики Узбекистана есть основания и для диверсификации, и для стабилизации основных экономических параметров. Для решения острых проблем нужна четко прорисованная дорожная карта и строго обозначенное финансирование с контролем и поддержкой. Если удастся решить хотя бы вопрос с продовольственной инфляцией, дело дальше пойдет значительно легче.