Маловероятно, что Ливан станет новой Ливией

Маловероятно, что Ливан станет новой Ливией

Август 2020 года с первых дней начал оправдывать свою репутацию месяца катастроф, трагедий и потрясений, но в этот раз эпицентром катастрофы стал Ливан. 4 августа в порту столицы Ливана Бейруте произошёл взрыв колоссальной разрушительной силы, унёсший жизни более 100 человек. Более 4000 человек пострадали, среди пострадавших есть немало иностранцев, в том числе сотрудников дипломатических представительств и сотрудников миссии ООН; в самом порту разрушено несколько зданий, и даже в половине зданий столицы выбиты стёкла. Власти Ливана объявили, что на находящемся в порту складе взорвалось более 2700 тонн аммиачной селитры, конфискованной на таможне ещё девять лет назад и якобы предназначенной для уничтожения, а ливанские правоохранительные органы выявляют ответственных за произошедшую трагедию.

 

Мировые лидеры в ночь на 5 августа отреагировали на случившуюся катастрофу. Так, канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила о том, что Германия соболезнует и готова оказать гуманитарную помощь Ливану, с предложениями оказать гуманитарную помощь выступил Израиль, несмотря на то, что находится с Ливаном в напряжённых отношениях, также о готовности помочь в ликвидации последствий взрыва заявили Госдеп США, а также официальные лица России, Катара, Турции, Ирана и ряда европейских стран. А президент США Дональд Трамп в Twitter назвал произошедший взрыв террористической атакой, хотя его заявления немедленно опровергли в Пентагоне.

 

Нужно отметить, что Ливан далеко не в фаворе среди своих ближневосточных соседей, прежде всего, из-за поддержки властями военизированной организации «Хезболла», занимающей ярко выраженную проиранскую позицию из религиозных и политических соображений. Монархии Персидского залива в 2017 году признали «Хезболлу» террористической организацией и добились, что в ряде стран Европы и США эта организация была запрещена и также признана террористической. А Израиль с Ливаном именно из-за поддержки последним экстремистских и террористических организаций, совершавших террористические атаки на территории Израиля, успешно воевал дважды: в 1982 и 2006 годах (хотя война 2006 года закончилась перемирием сторон по инициативе ООН).

 

По масштабам нанесённого столице Ливана и экономике страны ущерба произошедший 4 августа взрыв сравним с некоторыми крупнейшими террористическими атаками в мире: взрывами нескольких жилых домов в Москве в 1999 году, атакой международных террористов 11 сентября 2001 года на нью-йоркские административные здания, взрывами в лондонском городском транспорте в 2005 году. Вероятнее всего, он не был террористической атакой. Экономика Ливана в последние несколько лет и так находилась в тяжелейшем кризисе: в 2019 году ВВП Ливана упал почти на 7%, государственный долг превысил 130% от ВВП, а международные кредиторы Ливана (не без влияния противников Ирана, прежде всего, США и Израиля) отказались предоставлять финансирование для целей реструктуризации ранее полученных кредитов и займов.

 

Ещё в 2017 году предыдущее правительство Ливана пыталось поправить дела в страдающей экономике за счёт контрактов с иностранными компаниями на разработку перспективных запасов нефти и газа на морском шельфе. Перспективные запасы нефти оценивались Ливаном в 850 млн баррелей, газа – в 3 трлн кубометров. В международный консорциум, возглавляемый французской корпорацией Total и получивший от властей Ливана лицензию на разработку этих участков, входили итальянская Eni и российский «НОВАТЭК». Однако смена власти в Ливане в конце 2019 года и последующая пандемия коронавируса помешала разработке перспективных месторождений. В марте 2020 года Ливан объявил дефолт по обязательствам государства.

 

Пока недостаточно информации, чтобы рассматривать произошедшую 4 августа трагедию в Ливане как террористическую атаку, хотя в США, при желании, могут найти какие угодно причины взрыва, например, случайность, однако объявить, что запасы аммиачной селитры, применяемой при изготовлении взрывчатых веществ, могли highly likely принадлежать «Хезболле» и ввести ещё и санкции против Ливана. Если бы это произошло, экономика Ливана, уже разорванная в клочья, пострадала бы в разы сильнее, что привело бы к обнищанию населения и разрушительным политическим протестам. Ливан мог бы стать новой Ливией. Однако похоже, что ни у американского военно-промышленного комплекса, ни у администрации Трампа нет интереса к новому конфликту на Ближнем Востоке – перед выборами потрясения в этом регионе Трампу не нужны, тем более, что в сегодняшних условиях, когда на фоне расовых протестов его конкурент Джо Байден увеличивает рейтинг, Трамп намерен заручиться поддержкой Израиля, которому давно симпатизирует, и произраильскому лобби в США.

 

Нужно отметить, что на события в Ливане уже отреагировал нефтяной рынок: после объявления о взрыве цены на нефть пошли вверх, цена сорта Brent, ранее колебавшаяся в узком коридоре, превысила $44 за баррель и уверенно идёт на $45. Однако для нефтяного рынка ливанский фактор, если этот взрыв на официальном уровне не будет признан терактом, и США не создадут на эту тему никаких «санкционных» сенсаций, скоро будет отыгран. Интересно, что в данный момент сочувствие пострадавшим в Ливане объединило даже таких непримиримых противников, как США и Иран, а о готовности помочь объявили даже Израиль и Катар. Так что не исключено, что серьёзных последствий этой ситуации для мировой экономики, в том числе для нефтяного рынка, не возникнет. А на газовом рынке новый перспективный игрок в лице Ливана с его якобы огромными запасами газа появится теперь очень не скоро.

 

Мы полагаем, что цены на нефть в ближайшее время выйдут на уровень $45 за баррель, однако в ближайшее время без существенных драйверов вряд ли останутся там надолго, и имеют шанс вернуться в коридор $42-44 за баррель.