«Сбер» не хуже JPMorgan Chase или Deutsche Bank

«Сбер» не хуже JPMorgan Chase или Deutsche Bank

Минфин, видя дефицит бюджета, постоянно думает о сокращении расходов. Часть россиян потеряли в заплате или работу. Соответственно, на федеральных телеканалах снова всплыла тема «запредельных» зарплат государственных чиновников и менеджмента государственных компаний. Удивительно, что когда нынешние активы государственных холдингов входили в олигархические структуры, насчет доходов менеджмента олигархических компаний, например «Юкоса» или «Сибнефти», никто не возмущался. Но обо всем по порядку.
Для начала стоит сказать, что чиновники и менеджмент государственных компаний — это две большие разницы. Их доходы формируются из разных источников. У чиновников из бюджета, а у менеджмента из выручки. То есть «Роснефть» или «Газпром» ничем не отличаются от «Лукойла» или «Сургутнефтегаза», с той лишь разницей, что основная часть дивидендов по акциям «Роснефти» и «Газпрома», идет не группе физических лиц, а в бюджет. И компании с ключевыми частными акционерами и контролируемые государством – субъекты рынка, равные игроки на рыночной поляне. Не очень понятно, почему менеджмент акционерных обществ с контрольной долей государства должен зарабатывать меньше менеджмента в частных компаниях. «Роснефть» не хуже Exxon или Total, а «Сбер» не хуже JPMorgan Сhase или Deutsche Bank.
С чиновниками, конечно, все сложнее. Их доходы идут из бюджета, также как зарплата военных, учителей или врачей. Заплаты российских премьера или президента по мировым меркам средние. Многих же читателей и журналистов, удивляет, например, «запредельная» зарплата министра финансов, особенно если сравнить ее со средней пенсией или зарплатой в государственном секторе по стране. Однако, тут есть один момент. В любой рыночной экономике наиболее квалифицированные экономические кадры сосредоточены в частном секторе.
Личный пример. В 2000 году автор этих строк после защиты диссертации в Институте Экономики РАН обдумывал дальнейшую карьеру. В итоге выбор свелся к двум предложениям: позиция руководителя отдела в Федеральной комиссии по ценным бумагам с зарплатой $300, и обычная должность в частной финансовой компании — $1000 в месяц. Я, естественно, выбрал последний вариант.
Поэтому, чтобы в государственных экономических ведомствах и Банке России работали квалифицированные, профессиональные кадры они вынуждены держать сопоставимый уровень зарплат. Хотя, конечно, в частном секторе возможностей для карьеры и заработка однозначно значительно больше. Лет 15 назад никого не удивляло, что успешный управляющий на рынке акций мог зарабатывать больше председателя правления финансовой компании, где он работал.
Жаловаться на текущую ситуацию это все равно, что жаловаться на жару летом или снег зимой. Социальное неравенство при капитализме есть всегда. В России по мировым меркам социальное неравенство среднее. Капитализм и справедливость далеко не всегда идут рука об руку. Проблема только в том, что лучше, чем капитализм, в мире никто еще ничего не придумал. И вряд ли придумает в обозримом будущем. И для России нынешний чиновничий капитализм — это меньшее из зол.