Сотрясание воздуха: о санкционном давлении США на Россию

Сотрясание воздуха: о санкционном давлении США на Россию

В 2012 году в США был принят так называемый «закон Магнитского» против российских официальных лиц, причастных якобы к нарушению прав человека, он запрещает силовикам и госчиновникам из России въезд в США и те страны, которые приняли у себя аналогичные законы. В США действует принятый в 2019 году DETER Act против якобы имевшего место вмешательства России или иных третьих стран в любые выборы органов власти в США, который обязывает власти США налагать санкции на физических лиц, которые якобы вмешивались в выборы.

 

Однако наиболее важны законы о санкциях, затрагивающие экономику России. К ним можно отнести принятый в 2017 году закон CAATSA, направленный против «противников США», к которым относится и Россия, и включающий санкции против 33 российских компаний, но большинство их является непубличными и относятся преимущественно к отрасли ВПК.

 

Более существенным мог бы быть пока обсуждаемый в конгрессе закон DASKA, который в качестве санкционных мер предполагает запрет американским инвесторам на инвестиции в государственные облигации РФ. Однако вероятность, что такой закон будет принят, крайне мала, так как администрация президента Трампа выступает категорически против такого закона. Есть в Конгрессе и проекты законов о более «точечных» санкциях, например, о «Северном потоке-2», которые в прошлом году были включены даже в оборонный бюджет США.

 

В принципе, санкции против России являются пустым сотрясанием воздуха и предвыборной агитацией антироссийски настроенного электората. Однако если победят наиболее «ястребино» настроенные силы по отношению к России, то вероятность введения санкций против российского госдолга теоретически возрастает. Но с учётом того, что внешний долг России составляет всего 17% от ВВП, и это один из самых низких показателей доли долга в ВВП в мире, даже такой вариант развития событий не сделает Россию менее устойчивой и платежеспособной страной, при её огромных золотовалютных резервах и отсутствии зависимости от МВФ или определённых зарубежных кредиторов.