Я никогда публично не критикую решения Кремля

Я никогда публично не критикую решения Кремля

Читая социальные сети и различные неофициальные, то есть не принадлежащие ключевым государственным или частным федеральным СМИ сайты, иногда поражаешься не только фейковым новостям, но и помойке, которая присутствует в головах у их читателей.
Глава российского ЦБ Набиуллина сбежала с золотым запасом в США. К новому году доллар будет по 140 руб. Россию в августе ждет дефолт. «Газпром» – банкрот. МВФ диктует, что делать российскому правительству и Банку России. Здесь, конечно, надо внести ясность. МВФ действительно может диктовать, что делать суверенному правительству, но только в одном случае – если является его кредитором. Россия давно погасила все долги перед МВФ.
Самое интересное и одновременно грустное в другом. Люди предпочитают читать эту помойку, а не официальные ресурсы или сайты крупных частных финансовых компаний. О том, чтобы сначала устроить себе ликбез по вопросам макроэкономики и мира денег, речи вообще не идет. Я отнюдь не сторонник закрытия данных псевдоинформационных ресурсов, но свою голову тоже надо иметь и не нести туда всякий хлам с помойки.
Далее. По всем ключевым вопросам – сколько экономистов, столько и мнений. И критерий здесь только результат. Даже убежденный рыночник и западник Борис Ельцин не задумываясь отправил правительство реформаторов в отставку после дефолта 1998 года и поручил вывод страны из кризиса «левой» связке Примаков – Геращенко, которая оказалась в тот момент очень эффективной.
Если ваше собственное мнение не совпадает с мнением министра экономического блока правительства, это не означает, что министр враг народа, рептилоид и слуга сатаны. Действительно, у российских экономических ведомств не всегда все гладко, бывают и проколы, как и в любой другой стране. Например, кто сейчас помнит ситуацию с монетизацией льгот в середине нулевых. Причина проста и характерна для всех крупных экономик мира. Экономистам и финансистам в частном секторе платят больше, поэтому наиболее квалифицированные кадры сосредоточены именно там. Именно поэтому еще в ранней юности, в далеком 2000 году, я оставил Институт экономики Российской академии наук и ушел в джунгли свободной охоты на фондовых рынках.
Сейчас многие возмущаются повышением пенсионного возраста. Ну да, удар по карману. В текущей ситуации неизбежное зло. Однако мне, как и моим коллегам по инвестиционной индустрии, намного больший удар нанес 2014 год, война на Востоке Украины, санкции и девальвация, которые за этим последовали. Падение долларовой капитализации всех российских компаний и, как следствие, падение заработков сотрудников брокерских компаний. Однако я отнесся к этому спокойно и с пониманием. Суверенитет не имеет цены. Если не будет суверенитета, не будет ничего – ни национального бизнеса, ни зарплат, ни пенсий. Тогда многие писали, что девальвация – это следствие раздутых оборонных расходов. Вот только если бы не было данных оборонных расходов, Сирия бы пала, катарский газ пришел в Европу, выручка «Газпрома» и российский бюджет, мягко говоря, серьезно уменьшились бы.
Ну и в заключение стоит сказать, что в силу специальности я имею свое профессиональное мнение относительно нашей российской экономической политики. Я бы многое, в том числе пенсионную реформу, провёл бы по-другому. Однозначно пустил бы на разовые выплаты часть дополнительных доходов бюджета. Пенсионерам деньги нужнее, чем Министерству финансов валюта. Однако я почти никогда публично не критикую решения Кремля. Очень редко это делаю даже на своей страничке в «Фейсбуке». Причина проста: с 2014 года Россия находится в состоянии гибридной войны с коллективным Западом, заведомо более сильным противником. Достаточно посмотреть совокупный размер населения, ВВП, промышленного производства и т.д. А в период военного времени я решения и приказы верховного главнокомандующего не обсуждаю.