Националисты побеждают: как отреагирует евро?